Це европа: рынок торговли людьми узаконен на украине — «антимайдан»

Це европа: рынок торговли людьми узаконен на украине - «антимайдан»

Обмен военнопленными, состоявшийся незадолго до, показал, что на Украине практически узаконен рынок работорговли . Об этом «ПолитНавигатору» заявил киевский политолог Сергей Белашко.

«Практически на данный момент у нас имеется рынок работорговли . Любой человек имеет собственные определенные характеристики, товарные характеристики – пол, возраст, гражданство, общее состояние организма, статус (военнопленный, заложник, политический заключенный).

Плюс к этому играет роль информационная сокровище – имеется распиаренные люди, имеется те, о ком только бог ведает. Имеется такие, кто сидит где-то «на подвале» уже больше двух лет, кое-какие – кроме того с 2014 года.

Мы заметили громадной обмен с участием церковных иерархов, политиков, был Порошенко в берете и т.д. Но эта практически работорговля всегда идёт на каком-то низовом уровне.

Где-то забрали пленного и держат его в части чтобы обменять его на собственного пленного и пр.

Люди ходят туда-сюда, пошли за водкой, развернули не в том направлении, попали в плен, созвонились-поменяли этих пленных на какие-то снаряды, продукты, ту же водку. В сети большое количество записей людей, каковые сражаются с двух сторон, у них все это прекрасно обрисовано.

А прошедший обмен – это как громадный прекрасный супермаркет, что светится огнями и пр., в то время как рядом имеется рынок из-под полы.

«Супермаркет» прошедшего обмена – это надстройка над всей пирамидой рыночных взаимоотношений. Как это ни прискорбно, в центре Европы в двадцатьпервом веке имеется достаточно развитый рынок работорговли .

И пока не закончена война, данный рынок будет существовать», — рассуждает специалист.

По словам Белашко, политики применяют катастрофе несложных украинцев.

«Политики делают на этом какой-то собственный пиар – один обращается к Путину, второй своим самолетом везет этих пленных, третий собирает матерей и говорит, как он в том месте восемнадцать раз звонил Меркель и т.д. Целый данный пиар на людской крови, на страданиях, не будет прекращаться.

И самое печальное – что украинское общество все это терпит, принимает это как должное.

В то время, когда я просматриваю хвалебные комментарии о том, что Порошенко где-то в том месте честно плакал, я пологаю, что любой народ вправду заслуживает собственную власть. Нужно быть полным идиотом, дабы принимать слезы этого «циничного барыги», как проявления каких-то искренних эмоций, симпатии и сопереживания этим несчастным людям.

Все это не будет прекращаться. Высвободили триста человек, а много находятся в заключении, многие – без следствия и суда. Кое-какие попали в том направлении случайно.

Кто-то попал по доносу, кто-то попал, по причине того, что человек, обличенный властью, имеет на него зуб, поскольку когда-то подрался с ним на школьной дискотеке, либо не в том направлении припарковал машину, и другое.

Представьте, что злопамятный человек приобретает должность, которая разрешает паковать кого-то на подвал. Конечно, он вспоминает все прежние обиды, кто из соседей неправильно с ним здоровался и т.д.

Такое происходит сплошь и рядом.

Из-за чего закрыли журналистов Тимонина и Васильца, а много других украинских журналистов пишут какие-то более критические материалы, но их никто не трогает? Легко вследствие того что они перешли дорогу какому-то гэбэшнику, либо попали под разнарядку.

Разнарядку спускают сверху: «распознать за отчетный период семь врагов народа», «разоблачить трех диверсантов», «нейтрализовать шестнадцать вражеских агитаторов». Это известно, но на это общество опять-таки закрывает глаза.

Журналисты категорически не желают об этом сказать и писать, — по причине того, что замечательно знают, что это угрожает запретом на профессию, лишением возможности и эфиров публиковаться, увольнением. Они приобретают «тёмную метку», причем не только от собственников СМИ, но и от своих сотрудников, каковые пишут друг на друга доносы.

На меня сотрудники писали минимум три доноса, это лишь то, что я знаю. А журналистская среда – это клоака, подсиживают все всех.

Непременно, для тех трехсот шести человек, каковые обрели свободу, их близких и родных данный обмен – это лучший новогодний презент. Но для общества в целом это, в действительности, весьма печальное событие.

Расстреливать пленных никто не будет, будут торговаться и набивать цену – офицер стоит столько-то, гражданин России – столько-то и пр. В то время, когда наблюдаешь перечни, то в том месте практически единицы боевых офицеров, а по большей части – какие-то активисты, журналисты, публичные деятели районного уровня.

Двое мальчиков кричали какую-то неправильную кричалку, их забрали на подвал. Кто-то отправился проведывать родственников, и у него в телефоне нашли какие-то неправильные фотки и т.д.

Исходя из этого СБУ и не желает категорически опубликовать перечень тех, кого они отпустили.

В том месте люди не только с Донбасса, но и со всей Украины. Я знаю, что в перечне имеется жители Одессы, жители Киева, харьковчане, обитатели Каховки и пр.

Другими словами, представлены кроме того те регионы, каковые не входят в Юго-Восток. Имеется те, кого держали по каким-то уголовным статьям. В перечне на обмен были те, кого уже

Наряду с этим все триста шесть – граждане Украины, все до единого. Нет никаких бурятов, чеченцев, российских ГРУшников, зарубежных наемников.

Все это украинцы. Другими словами, украинцы с украинцами изменяются

Все эти решения безнравственны и нелегитимны. Украина не имеет возможности выдавать собственных граждан никому и никуда.

Это норма Конституции, ее прямое требование. Да и обстановка, в то время, когда Украина именует кого-то «экстремисткими организациями», и этим террористическим организациям выдают украинских граждан, выглядит безнравственно и неясно в юридическом

Конечно, что никто не желает на себя брать персональную ответственность за такие решения. Исходя из этого и производят Геращенко, которая со всей собственной пролетарской глупостью озвучивает все, что ей продиктуют, к тому же и от себя что-нибудь ляпнет.

В действительности, все в общем знают, что то, что идет война, – правонарушение, да и то, что находятся заложники, – правонарушение, да и то, что идет торговля ими, – также правонарушение. И за все эти правонарушения, непременно, кому-то нужно будет отвечать.

Посмотрите, что на данный момент происходит в Гватемале – всех тех «храбрецов», каковые выручали страну от «кубинской агрессии», на данный момент делают выводы и вспоминают, кого погубили эти «храбрецы». Похожая история была сравнительно не так давно в Аргентине, в то время, когда одному генералу, что был «спасителем нации», дали пожизненный тюремный срок.

Причем, в Гватемале эти правонарушения совершались в начале 70-х, в Аргентине – в конце 70-х. Хорватский генерал, что считался национальным храбрецом, отравился по окончании того как ему в Гааге дали 20-летний решение суда.

Сравнительно не так давно арестовали шесть боснийцев, также по ордеру Международного суда. Их также никто не трогал 20 лет, и все говорили, что все правонарушения – вина сербов.

А позже все равно история расставляет на собственные места», — заключил Белашко.

ВсяПравда — 30.12.2017 — Це Европа: Рынок торговли людьми узаконен на Украине


Похожие статьи, подобранные для Вас:

Читайте также: