Юрий лужков раскрыл все детали своей отставки: последняя капля ненависти — «новости дня»

Юрий лужков раскрыл все детали своей отставки: последняя капля ненависти - «новости дня»

Экс-мэр Москвы Юрий Лужков производит в издательстве «Эксмо» первую автобиографическую книгу. Она еще не вышла, а ее уже определяют как автобиографию Человека с громадной буквы, настоящего и гражданина москвича, без которого столица не стала бы современным мегаполисом.

Мы публикуем отрывок из книги, в котором Юрий Михайлович говорит о собственной отставке с поста главу госадминистрации города Москвы.

«Как ни необычно, в демократической России моя отставка происходила по давешнему известному сценарию, что разыгрывался при СССР. Дабы убрать выпавшего из обоймы вождя, публиковалась в органе ЦК партии газете «Правда» либо в «Известиях» ВС СССР статья с «партийной критикой», по окончании чего следовала отставка.

Так поступили с Молотовым и послали бывшего премьера и главу МИД СССР послом в Монголию.

При Горбачеве по окончании статьи о недочётах в строительных работах Москвы лишился членства в Политбюро и кабинета первого секретаря МГК КПСС Виктор Васильевич Гришин.

Для того чтобы рода публикации неоднократно мне было нужно пережить, начиная со злосчастной статьи «Падает снег», произошедшей всего два года спустя по окончании вхождения в должность главу госадминистрации города Москвы. За ней последовали травля скульптуры Петра, предвыборной борьбы во второй половине 90-ых годов двадцатого века и без того потом.

Что пора уходить, мне светло дали осознать, в то время, когда незадолго до 9 Мая, Дня Победы, в 2010 году по телевидению продемонстрировали колоннаду Громадного театра, увешанную портретами Сталина. Та компьютерная картина Сталина с Громадным театром стала в один последовательность с картиной Петра с ногами Колумба.

Провокация незадолго до Дня Победы — на совести политических разводчиков и телевидения. Они прекрасно знали: никакого аналогичного ответа московской мэрии о портретах Сталина на Громадном театре нет и быть не имеет возможности.

Но выполнили заказ — методом обмана, дискредитации Лужкова унизили его в глазах публичного мнения, я бы сообщил, хамским и некрасивым методом.

У меня нет никаких иллюзий относительно Сталина и сталинизма. Супруг сестры отца сидел в лагере и большое количество мне говорил об кошмарах сталинских лагерей.

Чем позвал я недовольство президента Медведева? Тем, что публично вопреки ему заявил: глав регионов обязан выбирать народ, а не депутаты местных собраний. По окончании чего Медведев дал совет несогласным с ним подавать в отставку. Что я и сделал.

Но он тогда ее не принял.

Последняя капля неприязни, которая вылилась в мое «отрешение» от власти, связана с историей Ленинградки за пределами Москвы, не связанной с ответами русского правительства. В «Российской газете» по просьбе редакции я написал в статье, что возможно спорить и дальше протестовать защитникам Химкинского леса, но мой подход пребывает в том, что проложенный магистральный путь необходимо завершать.

Химкинский лес не следовало рубить, а дорогу вводить в город где-то у Новой Риги, в том месте больше пространства, меньше лесов. Но раз дорогу государство спроектировало, выстроило, и в случае если Химкинский лес вырублен на 80 процентов и путь проложен, то останавливать работу, платить немыслимые штрафы компаниям за понесенные убытки не следует.

Меня вызывали в Президентскую администрацию и не скрыли, что готовится указ «по недоверию», предлагали подать прошение об уходе самостоятельно. И тогда «уйду по-хорошему».

Дали время поразмыслить и, дабы стремительнее соображал, по центральным каналам продемонстрировали фальшивки, документальные телефильмы «Дело в кепке» и «Москва, которую мы утратили».

Такие картины подготавливаются несколько сутки и не месяц. Задача убрать меня стояла в далеком прошлом. Все заметили по ТВ так называемый Черкизон, громадный и некрасивый Черкизовский рынок, принадлежавший Тельману Исмаилову. Мое отношение к этому рынку Тельман прекрасно знал.

Я бы ни при каких обстоятельствах не разрешил его организацию.

Черкизон показался не на муниципальной территории, на федеральной почва, переданной Университету физкультуры, само собой разумеется, не под торговлю.

 

фото: Михаил Ковалев

 

 

Я много раз выступал в протест того, что в том месте творилось. Но меня отправляли подальше и отвечали: «Мы сами разберемся». Тот рынок воображал собою удачное вложение минимальных средств при большой прибыли.

В существовании Черкизона были кровно заинтересованы многие, начиная от управления университета и заканчивая силовыми структурами, прекрасно осведомленными о творившихся в том месте безобразиях, рабском труде эмигрантов и всех других криминальных делах.

Тельмана я пара раз давал предупреждение. У меня с ним сложились хорошие отношения, сказал ему, что на начальной стадии, в то время, когда было нужно открывать рынки везде, Черкизон терпели, пребывав в безнадёжном положении.

Рынок заполнял «Лужники», кроме того на Тверской у исполнительного комитета Моссовета торговали с рук, Гайдар кроме того предлагал установить монумент коробейнику как спасителю отечества.

Сказал Тельману: «Данный этап сумасшедшего торжища с мусором и крысами скоро пройдет». Убеждал: «Выстрой современный торговый комплекс, и ты обеспечишь себе в Москве будущее».

Я сожалею, что так все с ним вышло.

Тельман Исмаилов при всем при том, о чем скрывали, сильно помог многим театрам, деятелям культуры. Они без его средств не выжили бы, исходя из этого на праздниках в его доме блистали самые броские звезды театра, кино, эстрады, что продемонстрировали по телевидению.

В базу картин обо мне лег составленный Борисом Немцовым и бывшим помощником главы минэнерго Владимиром Миловым доклад «Лужков. Итоги», за год до выхода картин размещённый в виде книги с таким же заглавием.

Нельзя исключать, что издание инициировалось Президентской администрацией.

Чем растолковать, что в числе авторов был Борис Немцов, в далеком прошлом ушедший из Правительства России, особа, одно время приближенная к президенту Ельцину, видевшему в нем собственного преемника?

То была месть мне. В то время, когда Немцов назначался первым замом премьера, он внес предложение, дабы население в течение одного года перешло на всецело оплачиваемые услуги ЖКХ. У нас тогда случился с ним весьма важный конфликт.

Я выступил против для того чтобы решения, имея важные доказательства. Продемонстрировал, что население страны в том положении, в каком оно выяснилось, полностью неспособно оплачивать услуги при таком скоростном переходе.

С советских времен оплачивалось всего 15 процентов цены ЖКХ, остальные затраты покрывались страной.

 

 

 

Я выступил на совещании, которое вел Ельцин, и доказал, что предложение Немцова полностью необоснованно, это еще один революционный метод решения проблемы. Способно всецело оплачивать жилье всего 15 процентов населения, а остальные 85 процентов этого сделать бы не смогли.

И в случае если мы перейдем на такую совокупность, то возьмём безумное количество неплатежей. С ними ни власть, ни народ не справятся.

Второй конфликт случился, в то время, когда Немцов баллотировался на выборах главы горадминистрации в славном южном городе на Черном море, где прошла позднее зимняя Олимпиада. Он выдвинул собственную кандидатуру на должность главы горадминистрации Сочи.

Он появился и жил в этом городе. Закончилась та кампания тем, что я поддержал его соперника.

Приезжал в Сочи, виделся с электоратом, выступал на митингах. Мой кандидат победил, а Немцов, не обращая внимания на то что юный, прекрасный и броский, с треском проиграл.

Такая вот история.

Он мне отомстил.

Беспрецедентную по окончании отставки кампанию травли меня и моей жены великая Галина Вишневская сравнила с той, что велась в период СССР против Мстислава Ростроповича и нее.

Но все, о чем тут было сообщено, среди них и обвинения в задымлении Москвы горящими в Подмосковье торфяниками, — это был только предлог. Обстоятельство моего «отрешения» (слово-то какое ужасное нашли!) была в другом.

Тогдашний Президент России Д.Медведев, заканчивая собственный первый срок президентства, весьма желал выдвинуться на второй. В Америке, например, проработавший один срок президент считается неудачником, если он не стал повторно.

И Медведев решил попытаться вторично победить на выборах президента вопреки никчемным итогам работы в течение первого срока, и вопреки договоренностям, что он будет президентом лишь один срок.

Для упрочнения собственных амбиций ему нужна была помощь прежде всего Москвы и москвичей. С этим предложением ко мне приехал узнаваемый в прошлом предприниматель Борис Григорьевич Хаит.

Он заявил, что от меня ожидают помощи Медведева на следующих выборах президента. Но предотвратил, что в случае если я откажу, то моя карьера будет не только окончена, но и последуют санкции.

Это было в апреле 2010 года.

Однако я решительно отказался. Что последовало за этим — известно.

Но я догадывался о собственных возможностях не только в сентябре 2010 года, а намного раньше. Так что и Химкинский лес, и портрет Сталина на Громадном театре, и задымление Москвы — все это были только предлоги скомпрометировать меня в глазах москвичей.

Настоящая обстоятельство была одна: мой отказ поддержать Медведева в его претензиях на второй срок президентства в Российской Федерации».

Программа Леонида Млечина \


Похожие статьи, подобранные для Вас:

Читайте также: