Как сложились судьбы палачей нквд — «новости дня»

Как сложились судьбы палачей нквд - «новости дня»

В 1930-х национальная карательная совокупность остро нуждалась в людях, в полном смысле слова готовых на все. По приказу проводить многочисленные казни, выбивать необходимые показания – на такое способен далеко не все человек.

И потому палачи НКВД весьма ценились, жили в особенных условиях, их должность считалась кроме того почетной. На совести таких исполнителей десятки тысяч убитых, довольно часто приговоренных к смертной казни по надуманным обвинениям.

 

 

«Машина смерти»

НКВД действовал по отработанной схеме. На базе донесенной до следователей информации раскрывалось дело, которое практически во всех случаях становилось основанием для смертной казни.

Самое страшное, что родным не сообщалось о расстрелах – их информировали о том, что их родственник приговорен к 10 годам лишения свободы без права передач и переписки. Таков был порядок, а с 1945 года стали сообщать, что осуждённый погиб собственной смертью в местах лишения свободы.

Их лишали судеб палачи, те, кто конкретно приводил в исполнении распоряжения наибольшего руководства. Большая часть казней проходили в Москве, сразу после допросов либо недолго отбывания наказания. Исходя из этого и большая часть сталинских палачей жили в столице.

Примечательно, что было их не так много – около двух десятков. А все вследствие того что не каждый имел возможность выдержать такую работу, палачи должны были владеть устойчивой психикой, хорошими опытными данными, мочь выполнять строгую секретность и быть преданными собственному руководству и делу.

Как бы жутко это не звучало, но многие из них кроме того наслаждались от этого процесса. Кто-то стремился к количественным рекордам, считая каждую новую жертву отдельным опытным достижением, кто – то придумывал изощренные способы, дабы выделяться на фоне собственных сотрудников, а кто-то шепетильно подготавливался к каждому убийству, создавая особенные ритуалы, особую форму одежды либо выбирая конкретный вид оружия.

Василий Блохин – генерал, собственноручно расстрелявший около 20 тысяч людей

Данный человек стал полным рекордсменом по количественному показателю. Он был бессменным командующим расстрелами, взяв эту должность в начале карьеры и отступившись от нее только по выходу на пенсию.

Василий Михайлович стал редким исключением среди палачей – смог дожить до старости с довольно хорошим состоянием организма. К работе доходил неизменно ответственно – выполнял технику безопасности, не употреблял спиртное.

Неизменно надевал особую форму, дабы кровь не попадала на открытые участки тела.

 

На расстрел он настраивался и эмоционально – любой раз нормально выпивая чашку крепкого чая и листая наряду с этим книги про лошадей. Как раз Блохин был начальником массового расстрела поляков в Катыни.

В том месте палач лично лишил судьбе более 700 человек. Он же расстреливал собственных бывших сотрудников, арестованных по делу расстрелов Соловецкого этапа.

При жизни он взял за собственную самоотверженную работу множество призов, имел уважение и почёт среди сотрудников, приобретал особенную пенсию в размере 3150 рублей, в то время, когда среднестатистическая заработная плата составляла 700 рублей. По окончании ареста Берии генерала лишили звания, орденов и той самой пенсии.

Имеется версия, что именно по окончании этих потрясений у Блохина произошёл инфаркт. Он погиб в 1955 году и похоронен на Донском кладбище, рядом от братской могилы собственных жертв.

Сардион Надарая – «универсальный воин»

На его счету около 10 тысяч убитых. Будучи земляком Берии, грузин Надарая достаточно скоро выстроил собственную карьеру. По окончании 11 лет работы он уже возглавлял внутреннюю колонию НКВД Грузинской ССР.

Сардион Николаевич лично руководил допросами, применяя зверские способы. Сам лично избивал, мучил и расстреливал осуждённых.

Надарая прославился своим умением выбивать из арестантов необходимые для НКВД показания – вымышленные обвинения и самооговоры, наговоры именно на тех, кто пребывал в разработке у силовиков.

 

Сардион Надарая, слева.

Высшей точкой карьерного роста стало назначение Сардиона Николаевича глав личной охраны Лаврентия Берии. На этом посту он делал все приказания главы.

Одной из его задач был доставка и поиск дам для утех, причем выбор Берии был непредсказуем – он имел возможность указать на женщину на улице, жен влиятельных армейских, певиц и актрис, либо выбрать кого-то из тех, кто писал ему письменные обращения по рабочим вопросам. Надарая и его сотрудники отслеживали их, выезжали по адресам, ловили на улице и привозили к собственному вождю.

По окончании ареста Берии Надарая был забран в разработку разведслужбами. Его обвинили в сводничестве, припомнили и все деяния на должности главы грузинского НКВД.

В 1955 он взял 10 лет лишения свободы с конфискацией, отсидел целый срок и доживал собственную старость в Грузии.

Петр Магго – палач, вычислявший расстрел мастерством

Латыш Магго также входит в перечень рекордсменов – он лишил судьбе больше 10 тысяч арестантов. Один из самых результативных палачей НКВД проводил расстрелы все годы собственной работы. Удачно поработав в карательном отряде, Магго стал главой внутренней колонии.

Будучи начальником, Петр Иванович был в праве не принимать личного участия в расстрелах, но делал это вследствие того что процесс ему нравился. Убивая людей, он довольно часто входил в кураж и впадал в полузабытье.

Известен случай, в то время, когда расстреляв осужденных, Магго начал заставлять раздеваться и подниматься к стенке собственного сотрудника Попова, потому как не смог признать его, бывши в весьма возбужденном состоянии.

 

маньяк и Садист Петр Магго.

Он считал расстрел особенным мастерством, обожал обучать начинающих палачей, говоря им, как верно выводить на место казни арестантах и какие конкретно действия выполнять при расстреле, дабы не быть забрызганным кровью. Наряду с этим он постоянно совершенствовал собственную работу, в случае если приобретал замечания от руководства.

К примеру, он проводил воспитательную работу с осуждёнными, дабы те перед смертью ни за что не произносили имя вождя.

В призах Магго символ «Почетный чекист», два ордена Красного знамени и орден Ленина. В первой половине 40-ых годов двадцатого века он лишился работы из НКВД.

Любовь к крепкому алкоголю, показавшаяся за годы работы, довела его до цирроза печени, от которого Магго в итоге и умер в 1941 году.

Такая небольшая бумага означала неминуемую смерть.

Иван и Василий Шигалевы – домашняя преданность неспециализированному делу

Шигалевы – весьма знаменитости, это был единственный случай, в то время, когда родственники являлись так называемыми сотрудниками для особенных поручений. Василий был совершенным исполнителем, которого ценило руководство – он безотказно делал задания любой сложности.

Примечательна его личность еще и тем, что он единственный, на кого донесли его же коллеги. В доносе Шигалев обвинялся в связи с врагом народа.

Для того чтобы донесения в то время было достаточно для расстрела, но руководство покинуло это без последствий, потому как не желало терять столь полезного сотрудника. По окончании это Василий принялся еще более рьяно делать собственную работу палача, удостоился звания ордена и почётного чекиста «Символ Почета», стал кавалером нескольких боевых орденов.

Палач был так осмотрителен, что его подпись не найдена ни в одном из документов архивов.

 

[img][/img]

Иван был менее умным, однако, так же скоро шел по служебной иерархии, а призов за собственную работу взял кроме того больше. Полковник имел Орден Ленина а также медаль «За оборону Москвы», не смотря на то, что не убил ни одного немца.

Но казненных соотечественников на его счету много, если не тысячи.

Братья с уверенностью шли по трупам, стремясь к новым наградам и званиям. Погибли оба в достаточно молодом возрасте – в 1942 умер Василий, в 1945 (по некоторым данным в 1946) – Иван.

Александр Емельянов – выгнанный с работы по заболеванию, связанной только с долголетней работой в органах

Как раз такая формулировка значится в приказе об увольнении полковника Емельянова. как следует выполняя собственную работу, Александр Емельянович в итоге стал шизофреником.

Он неоднократно сказал о сложности собственной работы, в результате которой «выпивали до утраты сознательности», по причине того, что в противном случае нереально было не сойти с ума. По его же словам, палачи «мылись одеколоном до пояса».

По причине того, что лишь так возможно было избавиться от стойкого запаха крови. На его коллег и Емельянова кроме того собаки не лаяли, шарахались и обходили их стороной.

[img][/img]

Эрнест Мач – получивший жадно-психологическую заболевание

Латышский пастух, ставший потом тюремным надзирателем, а позже сотрудников НКВД для исполнения особенных указаний. Мач был образцовым палачом – минимум чувств, максимум точности и отлаженных действий. Майор 26 лет правдой и верой служил любимому делу.

Отойдя от работы палача, он с наслаждением занимался обучением молодых сотрудников НКВД – передавал собственный богатый опыт.

 Выполнение расстрельных решений суда не остались без следа – в конце карьеры Эрнест Ансович потерял работу в связи развившимся психологическим заболеванием.

[img][/img]

Генерал командует расстрелом.

«Палачи, или НКВД в действии» Судьбы и жертвы главных палачей Ленинграда 30 х г


Похожие статьи, подобранные для Вас: