Какой была бы россия без большевиков и советской власти — «новости дня»

Какой была бы россия без большевиков и советской власти - «новости дня»

Русские южане

Октябрьский переворот 1917 года случился довольно бескровно и легко. У нас принято вычислять, что по окончании прихода к власти коммунистов сопротивление им оказывали лишь в столицах — в Москве и Петрограде.

В действительности, кроме печально известной столичной «кровавой семь дней», география борьбы с ними сходу была достаточно широкой: Могилев (Ставка), Киев, Иркутск, Оренбург и другие большие города страны.

Но одним из основных центров антибольшевистского перемещения уже в ноябре 1917 года стал юг России. Это был регион, владевший тремя ответственными показателями. Во-первых, удачное выход и географическое расположение к границам и морям сопредельных стран.

Это давало возможность соперникам коммунистов рассчитывать на внешнюю помощь. В будущем данный фактор разрешил им по окончании поражения в Гражданской войне эвакуировать большую часть собственных сил из Новороссийска и Крыма.

Во-вторых, юг России владел большими ресурсами, в первую очередь продовольствием. В отличие от прошлых вооруженных конфликтов массовые войны начала XX века, среди них и гражданские, превратились в противостояние не только армий, но и экономик.

То, что для успешного ведения войны нужен контроль за ресурсами, осознавали и коммунисты. Ленин всегда писал о необходимости овладеть донецким углем, кубанской пшеницей и украинским железом.

Кстати говоря, уже в ноябре 1917 года антибольшевистское сопротивление неспешно оформлялось как противостояние по линии Север-Юг, что дает основания некоторым исследователям не совсем корректно сравнивать отечественную Гражданскую войну с американской. Не смотря на то, что с экономической точки зрения такое разделение между красным севером и центром и белым югом смотрелось весьма четко.

Южнорусская индустрия была не сильный индустриального потенциала Центральной России и северо-запада, что осуществляли контроль коммунисты, но именно на юге были сосредоточены большие запасы природных ресурсов и продовольствия (в первую очередь уголь Донбасса).

В-третьих, это людские ресурсы. Гражданская война расколола дореволюционное российское общество на непримиримые враждующие силы, и такое противостояние затронуло все сословия.

И одним из главных факторов была позиция казачества, в особенности донского, кубанского и терского. У нас принято отделять казаков от всего остального Белого перемещения. Это не совсем верно, не смотря на то, что некая часть истины в этом имеется.

Отыщем в памяти хотя бы донского атамана — генерала Краснова с его идеями «Казакии» и обособления казачества от другой России. Однако в южнорусских регионах преобладали антибольшевистские настроения.

На выборах в Учредительное собрание в ноябре 1917 года в том месте хорошие результаты продемонстрировали кадеты, появлявшиеся по окончании запрета монархических организаций самой правой в то время политической партией из участвовавших в выборах.

На все эти три особенности юга России обратил внимание генерал Михаил Алексеев в известном письме к генералу Михаилу Дитерихсу, бывшему генерал-квартирмейстеру Ставки и начальнику штаба главнокомандующего русской армии генерала Духонина, убитого в следствии солдатского самосуда. До этого Дитерихс и Духонин бесполезно пробовали послать воинские эшелоны на помощь сопротивляющейся коммунистам Москве.

Алексеев обратил внимание Дитерихса, что именно Дон, имеющий выход на Кавказ и на Украину, имел возможность бы стать основной базой сопротивления советской власти. Михаил Васильевич Алексеев был выдающимся полководцем и умел мыслить стратегически.

Будь он на пять-десять лет моложе, то без сомнений стал бы признанным фаворитом Белого перемещения. Так как изначально как раз его, а не адмирала Колчака собирались объявить Главным правителем России, но возраст (на протяжении прихода коммунистов к власти он именно отметил собственный 60-летний юбилей) и общее состояние организма не разрешили ему деятельно показать себя.

 

Пассивные казаки

Основной проблемой зарождающегося Белого перемещения на Дону стало пассивное поведение местных жителей, в особенности казачества. При всем собственном неприятии коммунистов оно не желало вовлекаться в вооруженное противостояние с ними.

В то время, когда генерал Алексеев в ноябре 1917 года по прибытии в Новочеркасск попросил атамана Войска Донского генерала Алексея Каледина «дать приют русскому офицерству», тот объявил, что возвращающиеся с фронта казаки устали и не хотят больше ни с кем сражаться. Генерал Алексеев, будучи умным и прозорливым человеком, видел в таких настроениях весьма громадную опасность и для Белого перемещения, и для самих казаков.

Как продемонстрировали предстоящие события, он был прав — в Гражданской войне белые потерпели поражение, а казаков коммунисты подвергли расказачиванию.

В действительности, позицию казаков также можно понять. Ни за что запрещено их обвинять в трусости либо рвении отсидеться у себя на Дону либо Кубани.

Казаки, единственные сохранившие боеготовность в составе быстро разлагающейся прошлой Русской Императорской армии, смертельно устали от войны. Они не осознавали смысла еще одного конфликта неясно с кем и неясно за что.

Тем более что Брестский мир, привёдший к всеобщему возмущению против коммунистов и придавший новый импульс Гражданской войне, будет заключен только весной следующего года. Наряду с этим принципиально важно знать, что официальные власти на Дону, Кубани и Тереке отказались признать приход к власти коммунистов и заявляли о необходимости созыва Учредительного собрания.

Поэтому Белое перемещение сначала оформлялось с трудом, не встречая значительной помощи кроме того среди идейных соперников коммунистов. В следствии процесс создания Добровольческой армии затянулся на пара месяцев, что в условиях Гражданской войны непростительно большое количество.

Первые два-три месяца собственного существования она по большому счету пребывала в непонятном полулегальном статусе. Генерал Алексеев, выпустив в середине ноября 1917 года известное воззвание к русским офицерам, этим и ограничился.

Формирование Добровольческой армии на Дону в последних месяцах 1917 по большей части шло за счет притока с севера людей, не признавших Октябрьский переворот, — офицеров, юнкеров, гимназистов и студентов. Их перемещение на Дон сопровождалось препятствиями и большими трудностями со стороны красногвардейцев, каковые устраивали облавы в поездах и оцепляли ЖД станции.

Многие офицеры прибыли на Дон под предлогом лечения от туберкулеза — соответствующие вызовы им оформляли в медицинской организации «Белый крест», где трудилась супруга генерала Алексеева. Так возможно заявить, что Белое перемещение вышло из «Белого креста» — неслучайно Алексеевская организация, ставшая ядром Добровольческой армии, первоначально формировалась около военного госпиталя в Новочеркасске.

Узнаваемая сестра милосердия Мария Нестерович-Берг проводила подобную работу, применяя документы «Альянса бежавших из плена офицеров и солдат», созданного в годы Первой Мировой. Продуктовым снабжением Алексеевской организации занималось благотворительное общество «Капля молока».

Очевидно, подобное «прикрытие» не могло быть продолжительным.

Кроме приезжих с севера, Добровольческая армия формировалась за счет местной грамотном муниципальный молодежи и самая активной части казачества. Причем эти казаки потом составили базу известного отряда есаула Чернецова.

Не считая Алексеевской организации, Белое перемещение пополнялось и другими подразделениями прошлой Русской армии. Текинский полк под управлением генерала Лавра Корнилова походным порядком шел на Дон из Быхова, но по пути был рассеян по окончании обстрелов коммунистами с бронепоездов.

Такая же участь постигла многих бойцов ударных батальонов, стёртых с лица земли на подходах к Дону. В Новочеркасск текинцы, среди них и сам Корнилов, добирались одиночным порядком.

Из офицеров, прибывших на Дон, показались «марковцы», а уже весной 1918-го с Румынского фронта на Дон подошли «дроздовцы».

Корниловская конституция

Вопреки распространенным утверждениям, у белых изначально была достаточно определенная политическая программа — 14 пунктов генерала Корнилова (так называемая Корниловская Конституция). В случае если мы ознакомимся с этим очень умеренным и демократическим документом, то осознаем, что неверно вычислять белых монархистами и ретроградами.

В нем предусматривалось равенство всех граждан перед законом, соблюдение прав и свобод, восстановление дисциплины в армии, общее необходимое повторный созыв и начальное образование Учредительного собрания, сорванного коммунистами. Как раз корниловская программа в будущем станет базой «Белого проекта» как альтернативы советской власти, не смотря на то, что, как мы видим, в заявленных целях обеих сторон совсем уж непримиримого антагонизма нет.

 

Важной проблемой формирующейся Добровольческой армии был ее неизвестный статус. Как уже говорилось, казачество сначала от нее всячески дистанцировалось.

Его фавориты, среди них и сам атаман Каледин, деятельно продвигали идею «Юго-Восточного альянса казачьих армий, вольных народов и горцев Кавказа степей». Как направляться из его заглавия, это политическое объединение включало в себя почвы донского, кубанского, терского и астраханского казачества, и калмыков и горских народов.

Предполагалось, что «Юго-Восточный альянс» будет организован в форме федерации либо кроме того конфедерации и как раз в таком виде войдет в состав будущей обновленной России (концепция «оздоровления России с окраин»).

Мысль «Юго-Восточного альянса» была броским выражением тенденции Гражданской войны, о которой на данный момент многие забывают, — рвения к федерализации России не только у коммунистов, но и у их соперников. Оживились не только казачьи регионы и национальные окраины, но и, к примеру, сибирские «областники», деятельно заговорившие о собственной автономии.

Кроме того самые ортодоксальные приверженцы лозунга о «единой и неделимой России» осознавали невозможность сохранения прошлого унитарного устройства страны.

Для легализации Белого перемещения фавориты Добровольческой армии внесли предложение применять ее в качестве базы будущих армии «Юго-Восточного альянса» (наровне с казачьими и горскими формированиями). Неслучайно в первом воззвании Добровольческой армии от 26 декабря 1917 года прямо говорилось «об обороне Дона» от наступающих отрядов Красной гвардии.

Но одной из первых акций Добровольческой армии было участие в подавлении рабочих выступлений в Аксае, по существу ставшее карательной операцией.

К началу 1918 года главная масса донского казачества так и не поддержала Белое перемещение. В итоге это стало причиной вынужденному Ледяному походу Добровольческой армии на Кубань, чуть не окончившемуся для нее полной трагедией, гибели атамана генерала и самоубийству Каледина Корнилова.

Маховик Гражданской войны неумолимо раскручивался, неспешно вовлекая в нее все новые людские массы. Предстоящие ее события определяли уже не только белые и красные, но и новые силы: союзники-интервенты по Антанте, воины Чехословацкого корпуса и пробудившиеся наконец казаки.

Если бы не было октябрьской революции.Революция 1917 года.


Похожие статьи, подобранные для Вас: