На украине нет судов, есть только право нацистской диктатуры — «антимайдан»

На украине нет судов, есть только право нацистской диктатуры - «антимайдан»

Дмитрий Куликов: «В то время, когда они взяли оттуда сигнал, что судья не возьмет на себя покрытие этих убийц… послали батальоны. Вследствие того что нет в этом государстве ни страны, ни права, в том месте имеется право нацистской диктатуры»

На Украине нет системы и государства правосудия в хорошем от нацистского понимании, заявил 19 сентября политолог Дмитрий Куликов в эфире ток-шоу «Вечер с Владимиром Соловьевым» на канале «Российская Федерация-1», комментируя ответ суда по делу о событиях 2 мая в Одессе и последовавшие за этим события.

Говоря об оправдательном ответе суда города Ильичевска Одесской области Украины, что постановил высвободить из-под стражи активистов публичной организации «Куликово поле» Долженкова, Суханова и Мефёдова, которых вместо украинских ультрас и откровенных фашистов пробовали выставить виновными в смерти десятков мирных людей в Одессе 2 мая 2014 года, Куликов подчернул, что независимо от ответа суда целью его не являлось установить виновного.

«Расследования велись, так, не чтобы доказать вину невиновных, а чтобы запрятать тех, кто совершил эти правонарушения. Цель расследования была ровно обратная — убрать из дела тех, кто реально виноват в смерти людей», — думает Куликов.

Подобного рода «неожиданное» ответ суда, как вычисляет политолог, разъясняется тем, что судья не имел возможности принять никакого иного решения, имея ту тенденциозную доказательную базу, которая ему была предоставлена, не став наряду с этим соучастником правонарушения.

«В то время, когда погибли десятки людей, в то время, когда вправду имеется вопрос всемирный, из-за чего в течение трех лет не сделано ничего для расследования этих дел? Судья ровно данный вопрос и подтвердил: «Все, что мне передали в суд к рассмотрению, негодно».

И судья не возьмет на себя ответственность за смерть десятков людей», — продолжил специалист.

Согласно его точке зрения, обстановка на Украине такова, что не существует страны как порядка и гаранта закона, эти функции на себя забрали банды фашистов, каковые сами определяют, в соответствии с собственному нацистскому мировоззрению, что имеется действительно, а что — нет. И в случае если ответ суда не соответствует их видению обстановки, они сами будут осуществлять «правосудие».

«Власть знала, судья не согласен покрыть настоящих убийц нескольких десятков человек… В то время, когда они взяли оттуда сигнал, что судья не возьмет на себя покрытие этих убийц… послали батальоны. Вследствие того что нет в этом государстве ни страны, ни права, в том месте имеется право нацистской диктатуры: «в случае если судья не согласен, то мы совершим правосудие… собственный, нацистское правосудие».

Во-первых, по отношению к судье, во-вторых — по отношению к оправданным людям. Одному проломили голову», — закончил собственную идея Куликов, добавив, что двух остальных оправданных задержали власти, что грубо говоря, быть может, спасло им жизнь.

Необходимо подчеркнуть, что подобное поведение судебных органов и власти в условиях нацистской диктатуры обрисовал еще великий германский драматург Бертольд Брехт в 30-е годы XX века в собственной известной пьесе «нищета и Страх в Третьей империи». В одной из сцен пьесы судья не имеет возможности вынести ответ касательно погрома штурмовиками иудейской лавочки, по причине того, что, с одной стороны, — за иудеем стоит замечательный покровитель из вершины нацистского правительства, получающий на его труде деньги, а иначе — оправдать иудея для судьи равносильно тому, дабы расписаться в предательстве идей национал-социализма, что кроме этого угрожает ему личными проблемами.

Сцена начинается стихотворными строками:

Вот судьи, вот прокуроры. Ими руководят преступники: Законно только то, что Германии впрок.

И судьи толкуют и ладят, Пока целый народ не засадят За проволоку, под замок.

Природа нацистской диктатуры с того времени не изменилась, но только еще посильнее обнажила собственную сущность, показав собственные черты, каковые не подвластны трансформациям времени — константы. Может трансформироваться эстетика, символика, язык фашизма, наконец, но фундаментальные показатели остаются прошлыми.

Современный нацизм обучился говорить языком псевдогуманизма, именуя геноцид мирного населения «антитеррористической операцией» (АТО им. Порошенко), бомбежку мирных городов — «гуманитарными акциями» (Белград), убийц женщин и кровавых палачей и детей — «повстанцами» (разнообразные исламские фундаменталисты), а неприязнь по национальному, религиозному либо идеологическому показателю — «патриотизмом».

Но, все это существует только чтобы убедить расслабленного обывателя, что ему ничего не угрожает, что он может и дальше пребывать в сладкой неге незнания. Это тем действенней, чем посильнее общество обезоружено вирусом толерантности (прошу не путать с человеческим словом «терпимость»).

Другими словами вирусом непротивления по большому счету ничему. Что не редкость с организмом, лишенным иммунной совокупности, всем известно прекрасно.

Это и имеется новое оружие современного нацизма.

Михаил Попов о единстве и борьбе противоположностей вокруг нас


Похожие статьи, подобранные для Вас: