Перспективы сирии: ни войны, ни мира? — «новости дня»

Перспективы сирии: ни войны, ни мира? - «новости дня»

К итогам 6-го раунда переговоров по межсирийскому урегулированию в Астане.

– На минувшей семь дней в столице Казахстана был сделан ещё один, пускай не самый успешный, но заведомо конструктивный шаг на встречу к миру в Сирии. Но, комментируя итоги переговоров в Астане, такие русские эксперты, как Сергей Бабурин, сейчас возглавляющий Комитет солидарности с народами Ливии и Сирии, научный сотрудник НИУ ВШЭ Леонид военный и Исаев специалист, помощник директора Университета бывших советских республик Владимир Евсеев предпочитают избегать необоснованного оптимизма.

Скандально узнаваемая формула Троцкого на данный момент хорошо подходит для оценки переговорных процессов по Сирии. Среди них и того, о чём говорят в Астане. Дело в том, что до тех пор пока в том месте не идёт речи кроме того о том, дабы достигнуть первых договорённостей по всему пакету документов.

Но, наряду с этим представители трёх государств-поручителей – России, Турции и Ирана, и делегаты от оппозиции и сирийского правительства серьёзно продвинулись по чуть ли не самому непростому вопросу — создания территорий деэскалации, их мониторингу и границам. Имеется важный прогресс и по гуманитарным вопросам – запущен процесс создания коммисии по освобождению пленных и заложников, передаче тел погибших и поиску пропавших без вести.

В целом весьма заметно, что в отношении какой-либо «конкретики» переговоры в Астане заметно опережают Женевские, в которых задействовано куда больше участников, среди них и от «великих держав», в первую очередь – США. И это при том, что большая часть из того, о чём удалось договориться в Астане, часто по большому счету неизвестно никому не считая тех, кто достиг тех либо иных договорённостей.

И дело тут обычно кроме того не в пресловутой «тайной дипломатии», легко весьма многие конкретные ответы с позиций тех же масс-медиа выгладят «небольшими и малыми».

Показательно, что вообще-то договорённости в формате Астаны по большому счету расцениваются многими западными экспертами как более локальные в сравнении с Женевскими. Но те же специалисты, не смотря на то, что в большинстве случаев лишь через СМИ, сами признают, что «Женева открыто утопает в попытках» и бюрократии участников хоть как-то «разъяснить друг другу собственные позиции».

Через чур уж большое количество трудностей тут носят сугубо процессуальный темперамент.

Сергей Бабурин, только что побывавший в Сирии, подчернул, что среди населения страны, причём независимо от того, на чьей стороне эти люди, уже не царит тот неисправимый пессимизм, что был характерен всего пара месяцев назад. Многие заметили наконец-то свет в конце тоннеля.

В столице страны, по свидетельству политика, стало значительно меньше блокпостов, не слышно стрельбы, не смотря на то, что открыто провокационные обстрелы, как это произошло на протяжении промышленной выставки, всё ещё имеют место. Весьма многие тут, среди них и из оппозиционеров, признают, что без вмешательства России единая Сирия была практически обречена.

Отнюдь не просто так многих в Сирии так тревожат периодические претензии некоторых военных либо политиков из америки и Турции, а также из Ирана, на то, дабы «столбить за собой» те либо иные сирийские территории. В это же время лишь русские армейские находятся в Сирии на законных основаниях – в соответствии прося правительства страны и президента Асада.

Одновременно с этим 25-тысячный контингент турецких армий, как и американские, и иранские и иорданские подразделения практически на территории, охваченные войной, под различными, в большинстве случаев, в полной мере благовидными, предлогами.

Однако, кроме того на пороге победы в Сирии мало кто впадает в эйфорию, но никто и не ожидает, что армейский успех даст кому-либо право забыть о самой необходимости договариваться. Причём договариваться так же, как на данный момент тут всё ещё воюют – по принципу «все со всеми».

Но, наряду с этим на данный момент уже всеми делается обоснованное твёрдое исключение для террористических группировок, таких как ИГИЛ и Джабхад-ан-Нусра (запрещены в Российской Федерации).

Специалисты вынуждены признавать, что на протяжении создания территорий деэскалациини ни за что нельзя допускать превращения их в необычные отстойные площадки, каковые имели возможность бы быть использованы террористами для перегруппировки и реорганизации сил. К тому же сам процесс создания территорий деэскалации, которых сейчас из намеченных шести получается всего четыре, приводит к как у большинства представителей легальной власти, так и в рядах оппозиции.

И тех, и других, как узнается, тревожит угроза территориальной целостности страны. Когда-то показавшиеся идеи о федерализации на данный момент рассматриваются с тех же позиций, а большим ответом на претензии курдского национального меньшинства, "Наверное," возможно культурная автономия.

К сожалению, всё более возможное, причём успешное для существующей власти в Сирии военное ответ нынешнего кризиса не обещает данной стране реально мирного развития. По крайней мере, в скором времени.

Кроме того ликвидация на сирийской территории обеих наибольших террористических сил – ИГИЛ и Джабхад-ан-Нусры, не избавит страну всецело от множества потенциальных очагов напряжённости. Тем более, что в действительности эта «ликвидация» свидетельствует не что иное, как вытеснение террористов за границы подконтрольных власти территорий.  

Ущерб, что нанесён народному хозяйству Сирии за войну, оценивается специалистами как минимум в 200 млд дол. Ясно, что при нынешнем 5-миллиардном бюджете, которым располагает правительство Сирии, рассчитывать на восстановление экономики страны обозримой перспективе без помощи извне не приходится.

До тех пор пока, увы, речь заходит лишь о выживании.

Не потому ли специалистов на данный момент весьма смущает а также раздражает открыто пассивная позиция русского бизнеса в отношении возможностей продвижения в Сирию. Так, Сергей Бабурин был не очень приятно удивлён тем, как была представлена Российская Федерация на недавней промышленной выставке в Дамаске, ставшей настоящим праздником для местных жителей.

Это были всего два российских фирмы, а площадь всей их экспозиции составила скромные 50 кв. м из неспециализированных нескольких десятков тысяч. Бабурин не исключает, что на пассивность бизнеса имели возможность воздействовать только комментарии и негативные сообщения по обстановке в Сирии в массмедиа.

Наряду с этим его удивляет и тот факт, что именно Российская Федерация стал первой, кто показал решимость перевести процессы, происходящие в Сирии, из военной плоскости уже не только и не столько в политическую, сколько в экономическую. 

 

Сирия сегодня Новости 2018 Боевики и коалиция не позволяют сирийцам вернуться домой Итоги


Похожие статьи, подобранные для Вас: