Почему из крыма бегут врачи — «новости дня»

Почему из крыма бегут врачи - «новости дня»

В Крыму категорически не достаточно врачей. стационары и Местные поликлиники не досчитываются порядка девятисот экспертов различного профиля — для полуострова с населением 2,3 миллиона человек цифра угрожающая!

Безотлагательно требуются педиатры и участковые терапевты, и неврологи, кардиологи, онкологи, диагносты, инфекционисты, гастроэнтерологи… Недостаток фактически по всем медицинским направлениям.

Опубликованы эти сведенья были в прошлый вторник министром здравоохранения Тавриды Александром Голенко сразу после его встречи с главой Крыма Сергеем Асеновым. Той, со своей стороны, предшествовала целая череда скандалов в медучреждениях.

Но сперва ещё пара «говорящих» цифр от Александра Голенко. Он утвержает, что в 2016-м году в Крым прибыло 116 молодых экспертов.

Но многие из них предпочли трудиться в частных клиниках или по большому счету уйти из здравоохранения, цитирую — «не выдержав тяжести ответственности за здоровье и жизнь больных». Любопытно, что ещё совсем сравнительно не так давно Александр Иванович уверял крымскую общественность в том, что «у нас, в отличие от вторых регионов РФ, платные медицинские услуги не развиты, и мы их не развиваем.

Мы снабжаем застрахованным гражданам соответствующий уровень медицинской помощи».

Так чего же в действительности не выдерживают в Крыму начинающие доктора?

Самый крупный скандал этого года, рассказывается на сайте «Новости Крыма», связан с Алупкой. Оттуда в правительство республики в далеком прошлом поступали жалобы от персонала поликлиники № 3, а позже и от населения.

Касались они практически всего, что имеет отношение к лечению: оснащения поликлиники, недостатка экспертов, заработной платы сотрудников. Весьма долго жалобы оставались, в сущности, без ответа.

Не считая, по словам медиков, тех отписок, что приходили из Ялтинской (Ливадийской) муниципальный поликлиники № 1. В единый комплекс с ней областной минздрав объединил около двух лет назад все медицинские учреждения Алупки. Правильнее, то, что от них осталось — стационар и поликлинику, предварительно сократив в последнем число коек и перепрофилировав из круглосуточного в дневной.

Детская поликлиника была закрыта. Не смотря на то, что обслуживала она не только местных ребятишек, но из Симеиза, Кореиза, Гаспры.

В то время, когда количество жалоб, а, правильнее, отсутствие действенной реакции на них достигло «критического уровня», медики восстали. И это не фигура речи.

В середине сентября один из старожилов поликлиники № 3 врач Кирилл Копытчук, пригласил в учреждение представителей крымской прессы и под запись на камеру поведал (и продемонстрировал), в каких условиях приходится ему с сотрудниками трудиться. Это видео обозревателю «СП» переслали журналисты из Симферополя.

В самом Крыму оно мало кого поразило. «Такая обстановка во многих отечественных городах, — написал мне Сергей Г., доктор „от Всевышнего“, потомственный уролог в пятом поколении. — Ни при каких обстоятельствах не считал, что в Российской Федерации, возможно подобное».

Вот пара цитат из того о чем поделился врач Копытчук, высказывая собственное вывод:

— Трудиться стало нереально, с какой стороны не взгляни, — поведал он. — Нужные материалы приобретаем по остаточному принципу, довольно часто негодные к применению. Рентген не исправен уже пара месяцев. С середины лета практически в два раза упала заработная плат.

Медсестры приобретают на руки нищенские 10–11 тысяч рублей. Из-за чего?

Ответа добиться не можем. Доктора обложены штрафами.

К примеру, за то, что принимаем за смену довольно часто больше больных, чем положено по регламенту, а, значит, говорят нам, «лечим некачественно». Мне что, выгонять людей, каковые несколько час отсидели в очереди на прием?

Фонд медицинского страхования (ФМС) республики Крым сходу выписывает штраф, требуя наряду с этим, дабы доктора сами писали заявление по созданной ими форме: «Прошу принять мое необязательное возмещение суммы причиненного ущерба в размере… Штрафуют и за то, что в сутки выписки больных мы пишем в их больничном странице «жалоб нет», констатируя тем самым, как мне постоянно казалось, успех назначенного лечения. Но в ФМС говорят: раз жалоб нет, значит, здоров?

Тогда из-за чего держите его лишний сутки на больничном? Спрашивается: нужно выписывать, не глядя? Доктора не выдерживают, уходят.

У нас уже нет лора, невропатолога… Я пришел в профессию ещё в годы СССР, застал в Крыму украинские времена — ничего аналогичного ни при каких обстоятельствах не было!..

Доктора Копытчука поддержал целый коллектив. И больные.

В Алупке всегда проживают около восьми тысяч людей. Много среди них пенсионеров.

В случае если раньше они в собственном курортном городе приобретали фактически всю нужную помощь, то сейчас не всегда могут рассчитывать кроме того на первичную. При переломах, к примеру, должны ехать в Ялту. Как?

Их неприятности.

По окончании того, как видео было продемонстрировано по местному телевидению, госслужащие зашевелились. Но прошло ещё больше месяца, перед тем как глава республиканского минздрава Голенко приехал в Алупку.

Чуть ли не первое, что услышали от него в поликлинике № 3 — «нездоровый у вас коллектив».

— Мы от этих слов , — согласилась обозревателю «СП» медсестра Н. — Человек видит нас всех в первоначальный раз, а уже такие выводы! У нас именно весьма дружный коллектив, помогать друг другу, в противном случае в далеком прошлом бы разбежались о той безнадеги, которую породила так называемая «реформа здравоохранения».

Одной из медсестер, в то время, когда та подошла к министру, дабы задать вопрос, как с мелкими детьми жить ей на заработную плат в 11 тысяч рублей, А И. Голенко начал тыкать пальцем в её расчетный листок: у вас написано 14 тысяч, а не 11. «Это без вычетов», — растолковывает она. — «Собирается вводите в заблуждение, да?»…

Спустя пара дней затем «большого визита», я позвонила в алупкинскую поликлинику. Хотелось выяснить, как в том месте на данный момент — имеется ли хоть какие-то «подвижки» в лучшую сторону?

И всё ли нормально у Кирилла Копытчука — работает ?

— Кирилл Кириллович сейчас в отпуске, — ответила обозревателю «СП» Наталья Давыдкина, педиатр высшей категории. — Всё, что он сказал, правда — и про быстро упавшие зарплаты, и про открыто издевательские условия, в которых приходится трудиться. С данной «оптимизацией» в Крыму не так долго осталось ждать по большому счету, возможно, не останется поликлиник и больниц.

По крайней мере, бесплатных.

«СП»: — А почему заработная плат снизилась?

— Мы прекратили приобретать так именуемые стимулирующие. Нам говорят «в казне нет денег». Но мы совершенно верно знаем, что Ливадийская поликлиника № 1, в комплекс которой мы сейчас входим, за прошлое лето получала не меньше 6 миллионов рублей в месяц.

По закону 60% от прибыли должно идти на заработную плат сотрудников. Нам не идут.

На вопрос «из-за чего», главный врач Савельев отвечает уклончиво. Дескать, какие-то долги у поликлиники, необходимо безотлагательно погасить.

Алупкинская история не единственная, увы, в собственном роде. Моя подруга студенческих лет, вышедшая когда-то замуж за крымчанина, поделилась впечатлениями, как весной в Судаке выгоняли на улицу докторские семьи.

— Те приехали к нам ещё в украинские времена по приглашению мэрии, — растолковывает подруга. — Взяли служебное жилье. С одним я, простудившись, познакомилась лично. Толковый эксперт. Было ясно, не «летун».

Внезапно определю: уезжает. Выясняется, по окончании того, как Крым возвратился в финансирование и Россию медиков пошло через Минздрав РФ, ему и ещё нескольким приезжим, заявили, что не имеют права на муниципальное жилье.

«СП»: — А как по большому счету в Судаке с докторами?

— Их хронически не достаточно уже много лет. Правильную цифру не назову, но, возможно, не очень сильно совершу ошибку, в случае если сообщу, что из каждых трех экспертов одного нет.

Я позвонила в Симферополь, в минздрав Крыма. В том месте подтвердили «историю в Судаке».

Как я осознала, она ещё не закончилась. Обстановкой заинтересовалась прокуратура города.

В Евпатории на всю стотысячную общероссийскую детскую здравницу (а летом численность населения утраивается) всего одна поликлиника. «Очереди сумасшедшие, — вздыхает Валентина Яковлева, пенсионерка, появившаяся в этом городе. — Дабы попасть к нужному доктору, нужно приходить за талоном к шести утра. Супруг сейчас отказывается от медицинской помощи.

Лучше, говорит, погибнуть дома в спокойной обстановке, чем на крыльце поликлиники… Время от времени думается, что кто-то намерено формирует такие условия больным.

«СП»: — Но для чего?

— Дабы создать некую протестную обстановку. Имеется же люди, каковые продолжат вычислять отечественный Крым украинским…

«СП»: — На ваш взор, лучше либо хуже стало с организацией медицинской помощи на полуострове?

— За целый Крым не сообщу, но у нас в Евпатории, мне думается, хуже. Доктора говорят, все дело в реформе, которую проводит Минздрав.

Это какая-то необычная реформа, в случае если от неё мы не получаем, а теряем.

Местный врач Сергей Г., я котором я уже сказала, на мой вопрос о заработных платах медиков ответил:

— Оклад доктора в больнице — 19400 тысяч рублей (это без вычетов), приблизительно столько же и в поликлинике. Имеется доплата за стаж, категорию. Стимулирующих и премиальных нет. Трудятся, кто может, на полторы ставки. Набегает в сумме 32000 руб.

Так что те 50 тысяч, о которых сказала, будучи сравнительно не так давно у нас, министр Скворцова, чистой воды блеф. Не знаю никого в отечественном городе, кто бы столько приобретал. Помимо этого, в Евпаторийской горбольнице задержки по заработной плату стали уже хроническими.

Фондом медицинского страхования в том месте было запланировано пролечить около 9 тысяч больных за год, а получается больше, около 11 тысяч.

«СП»: — Ты так как трудился в Саках, где, говорят, условия лучше…

— Я уволился 2 года назад, нереально начало работать. Стимулирующих и премиальных у докторов, младшего медперсонала и среднего нет.

У руководства, как я знаю, имеется. Сотрудники возмущались, приводили к комиссии, но до общения с ними рабочая группа не снизошла. В итоге признали, что всё законно.

Оборудование по урологии в Саках на уровне, но простаивает, поскольку трудиться некому, никто не идёт из-за низкой заработной плата. Докторов не достаточно. Хуже всего онкобольным.

В Республиканском диспансере очереди километровые, операции идут с громадной задержкой.

Что бы кто ни сказал о медицине Тавриды, какие конкретно бы факты не приводил, министр Александр Голенко твердит собственное: в крымской медицине все прекрасно. Доктора ему: заработная плат нищенская!

Он ответ: а согласно информации из официальных источников она громадная. Они: расходные материалы приобретаем не качественные, и тех довольно часто не достаточно!

Министр невозмутимо: не можете пользоваться! Такое чувство, что на полуострове имеется две совокупности здравоохранения — одна с криком души медиков, вторая — с удобными для государственныхы служащих показателями.

Как справедливо увидел один мой знакомый крымский врач — «могут начальники „включать дурака“, наподобие и с народом общаются, и с проблемами привычны, а всё как было в том месте, что в компетенции проктолога, так и остаётся».

Новости Крыма. Катастрофический дефицит медиков — без врачей, но с очередями


Похожие статьи, подобранные для Вас:

Читайте также: