Третий за три года: у польши опять новый премьер — «новости дня»

Третий за три года: у польши опять новый премьер - «новости дня»

Польское правительство во главе с Беатой Шидло ушло в отставку. Президент Польши уже выдвинул на должность премьера главы МинФина Матеуша Моравецкого.

Утверждение в польском Сейме ожидается 12 декабря.

Новому премьеру достается обилие ветхих неприятностей. Одна из них — отношения с Украиной.

Поляки не смогут принять то, что нынешняя киевская власть занимается героизацией националистов, каковые еще в годы Второй мировой войны расправлялись с поляками. Помимо этого, в Польше на данный момент — где-то миллион украинцев, не смотря на то, что совершенно верно их сосчитать нереально — большое количество нелегалов.

Вокзалы Польши уже три года для украинцев как пересыльные пункты. Из Тернополя, Винницы либо Львова — до Варшавы, позже кто бригадами, кто в одиночку — по польским городам. Они, как мамы и воскресные папы, — детей и отчизну видят, в лучшем случае, по выходным.

Но чаще на побывку — только раз в полгода, с баулами продовольствия и подарков, словно бы не 2017-й, а 1991-й.

Мария к себе везет два бэушных телевизора, сковородки с распродажи, деньги и колбасу, каковые она, бывший бухгалтер из Тернополя, сейчас получает, отстояв сотню смен на кассе недорогого польского супермаркета.

Окраина Варшавы — для тех, кто попал в Польшу, получив то самое безвизовое счастье, и готов стать обслугой для местных хозяев. Они штурмуют их автомобили у пятачков, что стали нелегальными биржами труда, в надежде взять сокровенное место сиделки либо уборщицы.

Чуть несложнее тем, кто может трудиться по собственной профессии, если она пользуется спросом в Польше. Надя с Украины привезла целый необходимый инструмент — ножницы, лаки — полный комплект того, чем она получает, с утра до ночи перемещаясь по Варшаве от клиента к клиенту.

Берется за все — от маникюра до ламинирования ресниц. В случае если сутки хороший, возможно получить 10 евро.

Это максимум, — согласится женщина.

Их, уехавших за мечтой, уже полтора миллиона. Довольно часто это эксперты с хорошим образованием, которым В Польше за 500 евро в месяц разрешено трудиться на стройках и в поле, грузчиками и официантами, иногда поменяв украинские квартиры на казармы на польских задворках.

Два года польский зритель, не отрываясь, следит, как в его стране ищут лучшую долю четыре украинские подружки. Сериал Девушки из Львова был таким успешным, что отправился уже на третий сезон.

Актриса Катерина Учерска, героиня которой из серии в серию перебивается случайными доходами в Варшаве, неистовую популярность фильма растолковывает не только тем, что весьма уж близок к судьбе. Его украинские истории для поляков как родные.

Они уже сходили за такой же мечтой той же дорогой.

У нас, поляков, также таковой опыт имеется. Мой отец уезжал на доходы в Европу.

И мы тут понимаем, как не легко быть эмигрантами, — говорит Катерина.

От Польши до Германии — один ход по мосту над рекой, что в 1945-м поделила германский город Герлиц на две части. И пускай на данный момент оба этих берега — территория Европейского союза, а цены на бензин указаны и в злотых, и в евро, пограничные столбы, пускай и бутафорские, — на месте — как иллюстрация, какие конкретно два различных мира они разделяют, один из которых сейчас снабжает второй недорогими сигаретами и рабочей силой.

На той стороне — комфортный германский город, где война не прикоснулась площадь, которая не забывает кроме того парад наполеоновских армий. А эта — тот самый дар Польше от СССР, бывшая германская почва под польским именем Згожелец.

Но германские надписи на витринах — свидетель того, что бывшие хозяева тут опять не гости.

Згожельский рынок жив лишь за счет соседей. Из-за реки они приходят за недорогой одеждой, продуктами, табаком, дабы покутить в копеечных по их меркам ресторанах.

В обратную сторону по тем же мостам поляки бредут на Запад. С той же надеждой, что украинцы в Польшу, разве что не за долгим злотым, а за евро.

Вроцлав — бывший германский Бреслау. В свое время центр польского вагоно- и станкостроения. Локомотивами снабжал половину государств Восточного блока.

Но рельсы в далеком прошлом вросли в почву, двери большей части цехов промышленного гиганта — на старых замках, а через разрушенные окна десятилетие не пробивается электрический свет.

Стертые границы Европейского союза лишь Силезию лишили много тысяч рабочих мест. новые и Конкуренция стандарты вычеркнули из перечня живых целые отрасли региона, за счет которых существовали такие, как данный, города.

Цеха бывшей ткацкой фабрики селена выстроены немцами еще в десятнадцатом веке. Их современный вид лучше любого специалиста растолковывает, из-за чего по окончании вступления в Европейский союз полтора миллиона поляков двинул в Западную Европу.

Когда-то тут трудились 150 человек. Фабрика была одним из фаворитов легкой промышленности Нижней Силезии.

А до войны город принадлежал Германии и именовался Фрайбург. Ирония судьбы — сейчас часть его территории употребляется в качестве декораций для съемок фильмов о Второй мировой войны.

В кинопавильон фабрика превратилась за пара лет, которых новым обладателям хватило, дабы распродать станки. А пожарам и времени — на все другое.

20 лет — на фабрике, а последние пять — с видом из окна на ее развалины. Тереза в квартиру не приглашает — стесняется обстановки, которая не изменялась еще с тех, успешных, лет, в то время, когда она не считала, что сын отправиться на доходы в Германию, а дочка по праздникам будет звонить из Лондона.

Бывало, что целыми семьями в том месте трудились. Фабрика и ночью не останавливалась.

Делали льняные ткани для всей Польши. А сейчас все уехали, — вздыхает Тереза.

Как ни назови то, чем заплатила Польша за братание с европейским союзом, — деиндустриализацией либо капитальным евроремонтом — привело это к закрытию 40 из 60 шахт Силезии — главного угольного региона страны, так и не ответив на вопрос, из-за чего добывать миллион с лишним тысячь киллограм на шахте под Рыбником для поляков нерентабельно. А вот австралийцы готовы ее приобрести.

И совсем уж таинственна история шахтерского поселка Гвидо, что получил от Брюсселя 7,5 миллиона евро, дабы из шахты сделать музей.

Шахтерская клеть спускает туристов в том направлении, где вместо шахтеров — манекены в касках. Ленты крутятся вхолостую, а ножи угольного комбайна бывшие горняки включают для потехи визитёров.

Мы показываем туристам, как раньше получал уголь и как его добывают сейчас на вторых шахтах, — говорит экскурсовод.

Тут поведают, что трудиться на шахте стало через чур рискованно, но не растолкуют, из-за чего Европа не стала вкладывать деньги в безопасность, а тех, что дала, хватило, дабы сейчас ко мне на экскурсии кроме того детей водили. Для взрослых часть штольни приспособили под неповторимый в собственном роде подземный бар.

Варшаве на данный момент точно не до этого. В Польше снова новый глава правительства. Третий за три года. Нам было не имеет значения, если бы не его детские мечты.

40 лет Матеуш Моравецкий лелеет мечту снести долгий знак столицы, для него — занозу сталинизма на теле великой Польши, науки и Дворец культуры. Младший брат столичных высоток. Практически близнец.

Презент СССР. С 1955 года — городская доминанта и самое высокое в Европе строение с часами.

Неповторимый монумент технологий и архитектуры, каковые в совершенном состоянии хранят его до сих пор.

Тут так же, как и прежде трудится уникальный громадный кондиционер, что направляет воздушное пространство на 200 метров вверх — до самой высокой точки дворца, — поведала Элизабета Дудяк, пресс-секретарь культуры Варшавы и Дворца науки.

Строение, где Rolling Stones дали первый в Восточной Европе концерт, с театрами, известным конгресс-холлом и самой высокой смотровой площадкой в Польше, уже предлагали взорвать. Но тогда разнесли бы целый рабочий квартал.

Разбирать по кирпичику также не вариант — на год нужно будет закрыть центр Варшавы. А до тех пор пока решают, как за монументами советским солдатам избавиться и от привычного по открыткам вида столицы, он медлительно, но правильно исчезает по воле архитекторов нового времени.

Дворец и без того уже теряется среди новых блестящих небоскребов Варшавы. А в то время, когда в соответствии с генплану завершится застройка центра, высотки совсем скрою его.

Таковой вот вариант борьбы с памятью, раз уж взорвать не получилось.

Текст:

Вести семь дней

Пиховшек: высказывание польского премьера о Хмельницком именно сейчас – очень не умный шаг 13.02.18


Похожие статьи, подобранные для Вас:

Читайте также: