Взгляд в 2018: что год грядущий украине готовит? — «антимайдан»

Взгляд в 2018: что год грядущий украине готовит? - «антимайдан»

C 2014 главными тенденциями Украины стали деиндустриализация, деградация социальной сферы, депопуляция и дебилизация. Одновременно с этим в стране очевидно усиливаются автократические тенденции, обстоятельством чего есть длящееся сужение «кормовой базы», не разрешающее возвратиться к модели управления обществом на базе буржуазной народовластии примера 1991-2013 годов.

Потому элитарии все больше склоняются к модели управления обществом на базе страха. Внутриполитический сюжет в 2017-м развивался под знаком радикализации, а главным «ястребом» стал Порошенко, стерший и без того условную грань между «партией мира» и «партией войны».

Как раз Петр Алексеевич, де-факто уже начавший избирательную кампанию с ориентацией на националистический электорат, стал инициатором бессчётных ограничений и запретов в 2017 году – начиная от русских соцсетей, заканчивая «нечуваною свободою слова», под чей репрессивный каток попали многие СМИ и представители журналистского корпуса.

"Наверное," подобные тенденции в 2018 году будут только усугубляться, поскольку следующий год будет предвыборным (плановые президентские и выборы президента должны быть проведены весной и в осеннюю пору 2019 года). Внутренние несоответствия увеличиваются, «кормовая база» сужается, динамика российско-украинских взаимоотношений так же, как и прежде неутешительна, а будущая избирательная кампания на Украине будет толкать украинских политических акторов к еще большему расширению конфликтного поля с нелояльной частью собственного народа и РФ на потеху праворадикальному электорату.

Нетрудно спрогнозировать, что Порошенко и его команда будут пробовать всецело стерилизовать медиаполе в следующем году в рамках подготовки к выборам.

Сокращение «кормовой базы» заставило киевских элитариев в текущем году принимать множество антисоциальных реформ – пенсионную, медицинскую, судебную, образовательную, ЖКХ. Полноценный эффект от этих реформ украинцы прочувствуют не сходу, а с временным лагом в пара лет.

Отказ страны от социальных обязательств накладывается на перегруженность госфинансов Украины долговыми сворачиванием и обязательствами кредитования со стороны Запада. В этом случае мэрия и горсовет Киева уже в следующем году выясняются «на растяжке»: c одной стороны, нужно изыскать средства чтобы задобрить главный электорат в лице пенсионеров, бюджетников, силовиков, а с другой – сделать это не представляется вероятным без продолжения внешнего кредитования, для чего нужно выполнить целый список очень неприятных для «верхов» требований (антикоррупционный суд, ротация состава ЦИК, отмена запрета на экспорт леса-кругляка, открытие рынка почвы, очередное поднятие тарифов на газ).

К тому же, выплаты по государственному долгу в 2018 году составляют $10,8 млрд – треть прибыльной части государственного бюджета. В эту сумму не включен так называемый «долг Януковича» перед РФ в размере $3 млрд (решение Большой суд Лондона до этому делу вынесет в январе) и вероятные выплаты в пользу «Газпрома» в рамках ответа Стокгольмского арбитража (окончательные суммы будут выяснены в марте по окончании вынесения ответа по договору на транзит газа).

Для рядовых граждан все это указывает очень большой риск девальвации гривны: по всей видимости, заложенный на конец следующего года курс в 30,1 за американский доллар есть излишне оптимистичным. Ввиду необходимости осуществлять важные долговые выплаты и закрывать бюджетный недостаток (ожидается на уровне $2,5 млрд) Нацбанк и правительство в следующем году чуть ли будут способны удержать гривну в указанных рамках.

Следовательно, обнищание населения продолжится.

Следующий год подарит пара очень увлекательных политических сюжетов, каковые в зависимости от их завершения смогут оказать решающее влияние на публично-политическую судьбу Украины на ближайшие 5-10 лет.

Во-первых, продолжится конфронтация украинских «верхов» и Запада по вопросу борьбы со взятками. Коррупция, нужно осознавать, только предлог.

В конечном итоге Запад заинтересован в большом ограничении субъектности украинских элит и, как следствие, упрощении механизмов разграбления остатков Украины. Инструментом шантажа Киева, не желающего создавать антикоррупционный суд и вставляющего палки в колеса прозападных антикоррупционных ведомств, будет выступать и возможность отозвать «безвиз» (о чем намедни заявила посол Франции на Украине), единственное достижение нынешней власти.

Второй нюанс, являющийся логичным продолжением указанных выше тезисов, – это продолжение деолигархизации Украины. Деолигархизация для Запада – а также инструмент минимизации рисков в части гипотетического дрейфа Киева в сторону Москвы на базе все еще сохраняющихся бизнес-связей.

Маркерами процесса в данном вопросе будут решения австрийского суда по делу Фирташа о его вероятной экстрадиции в Соединенных Штатах и ответ английского суда по активам Коломойского (по делу о покрытии убытков национализированного «ПриватБанка»).

В связи с изложенным выше шансы на то, что Запад будет делать ставку на Святослава Вакарчука как на преемника Порошенко отнюдь не призрачны. К тому же, последовательность социологических «вбросов», т.е. применение разработки «формирующий опрос», в соответствии с которым Вакарчук, проходящий сейчас обучение в Соединенных Штатах, находится на третьем месте в перечне самые рейтинговых кандидатов на президентский пост, наталкивает на соответствующие мысли.

Примечательно, что планирует в следующем году противопоставить Юлия Владимировна Тимошенко очевидно планирующему на второй срок Порошенко, да и тому же Вакарчуку, в случае если последний примет-таки ответ о начале политической карьеры? Единственные активы Тимошенко – это партийная и персональный рейтинг структура «Батькивщины», покрывающая все участки для голосования на Украине.

Но в этих украинских реалиях этого возможно мало для реализации президентских амбиций. Юлия Владимировна рассчитывает на Саакашвили, что обязан выполнить функции тарана, расчищающего путь фавориту «Батькивщины» к самым высоким киевским кабинетам?

Посмотрим.

К слову, на первые числа января назначено судебное совещание о возможности экстрадиции экспрезидента Грузии. Но по большому счету же, в ситуации с Саакашвили делать какие-либо прогнозы – дело полностью неблагодарное.

Но покамест «Михомайдан» есть потенциальной площадкой, которая может стать инструментом долговременного давления на Порошенко и его команду.

Что касается тематики Донбасса, то статус-кво, по всей видимости, будет сберигаться и в 2018 году. В вопросе размещения миротворческой миссии в регионе так же, как и прежде сохраняется неопределенность.

В скором будущем данный вопрос должен быть вынесен в Совбез ООН, но кроме того при успешного голосования за соответствующую резолюцию, имеется масса технических качеств, стоящих на пути реализации данной идеи. К тому же: не приведет ли размещение миротворческой миссии на Донбассе к большой интернационализации конфликта, учитывая, что сейчас по обе стороны линии разграничения накоплено суммарно около 100 тысяч комбатантов, много танков, артиллерийских совокупностей, бронемашин?

Угрозу для политического урегулирования кроме этого воображает закон №?7163 «Об изюминках политики по обеспечению национального суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» (о «реинтеграции Донбасса»), проголосованный Радой в первом чтении в октябре. В случае если данный закон, где Российская Федерация согласится «страной-агрессором», а неподконтрольный Киеву Донбасс «оккупированным», будет принят за базу и в целом, то это будет означать практически односторонний выход Киева из Минского процесса.

Чем ближе будет к плановым выборам на Украине, тем будут выше риски принятия этого законопроекта в целом.

В целом же, в украинских «верхов», сложился устойчивый консенсус относительно нежелательности реализации Минских соглашений. Вся украинская элита пытается к возврату хозяйственных отношений и системы власти, существовавшей на Донбассе до 2014 года.

Обстоятельства очевидны: желание вернуть контроль над потерянными активами, нежелание поменять совокупность взаимоотношений центра с регионами и риски возврата в электоральное поле нелояльных киевской власти избирателей.

Показательно, что в собственные прогнозы на 2018 год НБУ закладывает $0,5 млрд утрат от продолжения блокады Донбасса (ущерб в 2017 – $1,8 млрд). Словом, тот максимум, на что возможно рассчитывать в коротко- и среднесрочной возможности, – завершение процедуры обмена военнопленными и незаконно удерживаемыми лицами (т.е. пункт №6 «Минска-2»).

В общем, не погрешим против истины, в случае если скажем, что следующий год будет очередным годом выживания для подавляющего большинства украинского общества. Такая она, «жизнь по-новому».

Деградация Крыма только усилится в 2018 году


Похожие статьи, подобранные для Вас:

Читайте также: